kapetan_zorbas: (Default)

Год назад в предисловии к моему переводу «Братоубийц» я уже отмечал, что Казандзакис как сложившийся писатель мирового уровня состоялся довольно поздно, а тот период, что в среднем является наиболее плодотворным у человека, т.е. пятый десяток лет, он посвятил «духовным упражнениям», включавшим в себя усиленное самообразование. В конечном счете, упражнения эти вылились в небольшое эссе, получившее при переводе на английский название «Спасители Божьи» и впитавшее в себя всю жизненную и творческую философию Казандзакиса. Фактически, «Божьи спасители» представляют собой беспрецедентный случай в литературе, когда автор сначала составляет некий концентрат всех своих идей и лишь затем, дозировано, по частям воплощает их в других произведениях. И поскольку с точки зрения анализа творческого метода Казандзакиса это эссе трудно переоценить, хочу предварить перевод небольшим поясняющим предисловием.

Философские взгляды Казандзакиса являлись передовыми для его эпохи и во многом остаются таковыми даже сегодня. В их основе лежало желание понять устройство мира, т.е. по сути их можно назвать космологическими. Этими вопросами традиционно занималась религия, но предлагаемые ею ответы не удовлетворяли Казандзакиса, который прежде всего желал привести религиозные доктрины в соответствие с современными научными постулатами. В самом деле, на момент возникновения любой из мировых религий, ни одна из них не входила в противоречие с повседневным опытом и научными взглядами своего времени. Так, например, до середины 2-го тысячелетия нашей эры христианство прекрасно уживалось (и взаимодополнялось) с птолемеевской геоцентрической системой мира. Однако, к ХХ веку после работ Дарвина, Эйнштейна и Фрейда понятие Бога почти во всех известных мировых религиях вошло в вопиющее противоречие с основными положениями современной науки, доказавшей и продолжающей ежедневно доказывать надежность и прочность своих постулатов. И неудивительно, что это противоречие столь занимало Казандзакиса, этого вечного и пытливого искателя истины, так что в начале 20-х годов – а именно, в 1923-м, когда был написан первый вариант «Аскетики» - писателем была предпринята новаторская и весьма оригинальная попытка привести к общему знаменателю постоянную изменчивость, непредсказуемость и хаотичность окружающего мира со статичным, совершенным и неизменным божеством. И, несмотря на то, что это эссе с тех пор неоднократно перерабатывалась Казандзакисом, в целом оно сохраняло свою основную суть.

Хочу напомнить тому читателю, который малознаком с биографией Казандзакиса и потому может расценивать «Аскетику» как чересчур перегруженное непонятными образами поэтическое произведение (каковой ее и посчитали многие современники писателя), что Казандзакис фактически сначала состоялся как философ и лишь потом как крупный романист, и что «Аскетика» - не плод буйной фантазии литератора, замкнувшегося в своих грёзах, но произведение, которое делает попытку суммировать основные выводы из философских и научных взглядов своей эпохи и синтезировать их в чёткую и последовательную систему «духовных упражнений», по формулировке автора. Интеллектуальный багаж Казандзакиса давал ему возможность для подобного эксперимента – он не только посещал в Париже лекции будущего Нобелевского лауреата Анри Бергсона, но также переводил на греческий язык работы Макиавелли, Ницше, Дарвина и Фрейда.

Read more... )
kapetan_zorbas: (Default)

«Жизнь Иисуса» Ренана как основной источник «Последнего искушения».
Питер Бьен

Перевод с английского – kapetan_zorbas

(данная статья опубликована в сборнике «Scandalizing Jesus?»; автор статьи – англоязычный переводчик и биограф Никоса Казандзакиса)

Тема Христа привлекала Никоса Казандзакиса на протяжении всей его жизни. К моменту, когда он решил написать роман, в голове у него уже было множество возможных подходов. Тем не менее, со своим обычным усердием он снова принялся за изучение этой темы в поисках наилучшей трактовки, и есть вероятность, что это обусловило центральный момент книги – обретение счастья, являющегося в виде последнего искушения в момент смерти Иисуса. Если это так, тогда несомненным источником этой трактовки стала работа Эрнеста Ренана «Жизнь Иисуса» (1863), которую Казадзакис внимательно прочитал или перечитал в октябре 1950-го года, переписывая большие отрывки в специальную тетрадь, что он завел для своего нового замысла. Я подозреваю, что Ренан подал ему центральную идею, или хотя бы пробудил нечто, что уже отложилось в подсознании Казандзакиса. Эта теория подкреплена тем фактом, что Казандзакис определил «последнее искушение» в качестве «предполагаемого названия» своей текущей работы не ранее ноября 1950-го года – непосредственно после прочтения Ренана. В любом случае, он был неравнодушен к следующему отрывку у Ренана:
Read more... )

Profile

kapetan_zorbas: (Default)
kapetan_zorbas

June 2017

M T W T F S S
   1234
567891011
12131415161718
192021222324 25
2627282930  

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 06:51
Powered by Dreamwidth Studios